Опубликовано 6 комментариев

Никогда не выбирай

Кто такие демоны и откуда они приходят.

История вторая.


Никогда не выбирай.



Красочные и яркие сны приходили ко мне с детства. По ним меня и нашли Странники. Точнее, по следу, который оставляло моё сознание в межмирье. Довольно быстро они отыскали меня и объяснили, что я нарушаю законы реальностей, вторгаясь и меняя жизни тех, с кем сталкиваюсь в своих снах. А я-то думала, что такие ночные видения у меня из-за бурной фантазии! Во искупление мне предложили выследить демона, затаившегося в моём мире. На что я согласилась и тут же была наделена соответствующими ресурсами. Демона удалось выследить без происшествий. Передав его странникам, я узнала, что обладаю исключительной способностью прыгать через временные потоки и ткани реальностей и пересекать межмирье. И что данное поручение было чем-то вроде теста, который я успешно прошла, и теперь меня готовы посвятить в ряды Ловцов. Платой за службу было безбедное существование в родном мире и вечная жизнь впоследствии. Надо ли говорить, что, будучи сиротой, не имеющей близких, изгоем, я согласилась.

Позже, всё глубже погружаясь в работу, я начала удаляться от мирской суеты, всё больше времени проводя в снах и находя там много интересного, недоступного простым смертным. Вскоре моё тело пополнило ряды неопознанных, о чём я ни капли не сожалела. И полностью посвятила себя жизни Ловца.

В штаб-квартире Ловцов за совестный труд мне выделили уютную комнатушку со всеми удобствами. Туда из родного мира, кроме воспоминаний, я забрала только плюшевую игрушку в виде Деда Мороза, которая мирно пылилась на маленькой тумбочке у кровати. Это было единственным прекрасным воспоминанием из моей человеческой жизни: Новый год, запах мандаринов и салата «Оливье». Таинство Новогодней ночи и вкусные подарки под ёлкой.

   Время в межмирье текло совсем по-другому, и я не успела оглянуться, как мой родной мир, называемый Землёй, прекратил своё существование. Техногенная катастрофа уничтожила все формы жизни, саму планету и спавшую в ней душу, оставив только осколки материи, парящие в безразличном космосе. Так что игрушечный Дед Мороз был всем, что уцелело после крушения успевшей стать мне чужой цивилизации. Утешала лишь мысль о существовании множества реальностей, где развитие жизни пошло по другому пути. Где Земля процветала. Были даже такие, где у планеты имелось два или более спутников. Где ход истории шёл другим путём.

Возможно было также получить разрешение на прыжок в прошлое. Но его требовалось  долго зарабатывать, и там можно было только наблюдать, в чём я не видела ни малейшего смысла. Лишь однажды, ещё в совсем юные годы, я отправилась в своё детство, где обнаружила, что всё было не так радужно, как я помнила. Подобный опыт остался для меня единственным, и я твёрдо решила: воспоминания должны оставаться воспоминаниями. Прошлое — это прошлое. В нем уже ничего нельзя изменить. И менять ничего не стоит, иначе можно оказаться совсем не там, куда тебя привела череда собственных выборов, как больших и значимых, так и самых маленьких, вроде решения, сколько сахара положить в чай.

Описать все, что я увидела за годы службы, вряд ли смогу — на это уйдёт слишком много времени. А многое и вовсе не стоит рассказывать, некоторая информация запрещена даже для размышлений, ибо её наличие приведет неискушённый ум на путь безумия.

В свободное от заданий время я вела дневник, который даже не пыталась прятать. Никто не закрывал комнаты, никто не входил к тебе, не спросив разрешения. Не было воровства. И если бы я оставила где-то свой дневник, который был подписан моим именем, нашедший вернул бы его мне, даже не открыв. Некоторые Ловцы, уходя на покой, передавали свои дневники в библиотеку для того, чтобы более молодые могли почерпнуть новые для себя знания. Были и такие, что отдавали дневники, все ещё находясь при исполнении, считая нужным поделиться уникальным опытом. Если же Ловец погибал на задании, что случалось, не завещав свои записи и имущество никому, все уничтожалось. Таков был Устав Ловцов. В библиотеке, помимо множества умственных трудов и книг, привезённых из разных реальностей в разнообразных форматах, имелись карты, иллюстрации и множество другой информации о мироздании. Так что досуг свой я проводила либо в написании, либо в познании.

Задания, которые я получала, были разнообразны. В основном мне поручали отправиться в ту или иную реальность, чтобы выследить нарушителя. Иногда я помогала подготовить ловца, выискивая нужную информацию или тренируя. Были поручения для одного Ловца. Имелись и такие, куда мы отправлялись группами, заранее определяясь с ролью каждого. Все и каждый относились к работе с максимальной ответственностью, ибо даже незначительная ошибка могла стоить жизни всей группе. А самонадеянные авантюристы отсеивались в самом начале своей практики — они погибали, искажались или допускали такие проступки, из-за которых становились целью для Гончих.

Гончие — одна из старейших рас в мироздании. Их мир давно умер, никто не помнил из-за чего и какое у него было название. Лишь некоторые Ловцы смутно могли указать место, где он был. Названия их расы тоже никто не знал. В библиотеке не было о том упоминаний, только говорилось, что гончие всегда стояли на страже мироздания, ревностно охраняя его нерушимость. С виду они для меня были настолько неприятны, что, встретив одного в темноте, я бы намочила штаны, да и повадки обаяния им ну никак не прибавляли.

Представьте себе человекоподобного пса, передвигающегося то на двух ногах, как человек, то на четвереньках, как пёс. На голове только челюсть, усеянная несколькими рядами острых зубов. Они были полностью покрыты короткой шерстью всех оттенков тёмного: от маслянисто-нефтяного до угольного. Я не смогла разглядеть ноздрей или ушей. А вот глаза… Глаза у Гончих располагались где угодно, только не там, где, как я предполагала, они должны быть. Шесть было на спине, вдоль позвоночника, который выпирал костяными наростами от макушки и заканчивался на длинном хвосте несколькими шипами. По два глаза имелось на плечах. Ещё восемь — спереди, на груди, один под другим до пояса. В качестве одежды они носили длинные плащи с капюшонами из плотной ткани. Я прочитала в одной из книг, что Гончие — порождения тьмы и предпочитают прятать свои чувствительные глаза под слоями плотной ткани, так как от света заболевают. Сами Гончие были неразговорчивы, узнать у них что-либо, не касающееся конкретного общего дела, не представлялось возможным. Общаются они телепатически, отправляя свои мысленные образы и считывая те картинки, которые ты создаёшь для них в своём сознании. Я уверена, что они могут и в подсознании копаться, узнавать тайные желания.  Правда, прямых доказательств тому не было, только домыслы.

Не многие ловцы могут работать с гончими. Для этого нужна сильнейшая концентрация и отсутствие личных амбиций. Я же входила в число счастливчиков, обладающих нужными качествами. Рождённая в социалистическом обществе, воспитанная на идеалах коммунизма, где все должно оставаться общим и нужно быть как все, а после смерти матери попавшая в детский дом, я этих самых амбиций не имела. А моя способность к концентрации усиливалась опытом и постоянными тренировками.

На одном из заданий я и увидела Гончего во всей его естественной красе. Меня предупреждали, что в глаза им лучше долго не смотреть. Но тогда, на самом первом подобном задании, глаза Н’Гунна, так звался Гончий, пришедший на помощь нашей группе, оказали на меня огромное впечатление! Невероятного оттенка, смеси глубокого синего и темно-фиолетового, с вертикальными жёлтыми зрачками. Под сильным впечатлением я даже нарисовала Н’Гунна в одном из своих дневников. Вышло, конечно, коряво, таланта к этому я не имею. Но иногда все ещё поглядываю на этот рисунок, вспоминая его взгляд и те чувства, которые мне довелось испытать. Это были покой и тепло, развивающееся по всему моему телу, словно в сосудах у меня нагревалась кровь. Я тогда думала, что у всех Гончих глаза одинаковы. Вскоре мне стало ясно, что это не так.

Я для себя решила, что Н’Гунн — мужчина, и говорила о нём «он». Хотя и не встречала откровенно мужских и женских особей этой расы, не представляла, как они размножаются, и никакой информации на эту тему в библиотеке не нашла. Позже я спросила об этом Ивара. Это примкнувший к ловцам потехи ради демон хаотичного потока, которого однажды снарядили мне в помощь. Он тогда сказал: «Ты моё имя все равно не выговоришь, называй меня Ивар». После я узнала, что в своей реальности он принадлежит к какому-то очень влиятельному роду, а подобные ему существа имена свои всем подряд не сообщают. Так вот, Ивар тогда посмеялся над моим вопросом и порекомендовал либо забыть, либо отправить мысленный запрос к самому Н’Гунну, и он ответит, если пожелает. Чего я делать, конечно же, не стала. Побоялась. Был ещё один Ловец, которому я задала этот вопрос, Артур  — один из авантюристов, любителей рисковать, невероятным образом остававшийся в живых. Он предпочитал брать задания для одиночек. Артур сделался Ловцом ещё до меня, и рискованные поручения были для него в радость. Он не работал ни с кем из другим, только очень редко с Иваром. Ещё реже с Гончими. На вопросы о том, как ему удалось выживать, мне никто не давал ответа, а сам Артур с грустной усмешкой говорил, что просто не оглядывается назад…

У меня хорошие отношения со всеми в штаб-квартире. Я ни с кем не вступаю в конфликты, предпочитая личное спокойствие любой правоте. Но по-настоящему откровенной могу быть разве что только с этими двумя. Оба они не обременяли себя теми ценностями, к которым я привыкла с детства. Зато у них имелось просто волшебное свойство характера, необходимое самым преданным из друзей, — умение держать язык за зубами. Я была уверенна в том, что все, что говорю им наедине, останется между нами.

Ивар снисходительно относился ко всем Ловцам. Будучи наследником влиятельного рода, он с ранних лет учился заботе о подданных, терпению и пониманию. Об этом я часто слышала, и это очевидно прослеживалось в его поведении. 

Артур же когда-то был человеком на той же Земле, что и я, только в другой реальности. В его родном мире победу во Второй мировой войне одержали союзники Германии, и во всем мире сторонники национал-социализма стали ковать своё будущее. Увидев меня впервые, Артур буквально взял надо мной шефство под девизом: «Мы,  земляне, должны держаться вместе».

   С тех пор минуло много времени. И часто мы собирались втроём в по-домашнему обустроенной столовой в нашем штабе. Сидели на краю большого прямоугольного стола и делились вновь обретённым опытом или впечатлениями от прочитанного, собственными мыслями и выводами.

   Артур поведал мне, что Н’Гунн — самый старший из всех Гончих, что ему доводилось видеть, но ничего более о них он не знал. И, поддержав Ивара, попросил меня забыть об этом раде моего же блага. Настаивать я не стала. И в самом деле попыталась выбросить подобные размышления из головы. Мне почти удалось…

  Я как раз собиралась сходить в душ, когда раздался тихий стук в дверь. Я потянулась сознанием к стучащему и позволила войти. Артур осторожно открыл и протиснулся в щель. Увидев полотенце у меня в руках, он немного смутился, но все же спросил:

— Мы можем поговорить?

Я отложила полотенце и, присев на кровать, жестом указала на стул.

— Я тут согласился на работёнку… — он замялся, уставившись на свои пальцы. — Понимаешь… Такое дело …

— Не тяни… — Терпение не входило в список моих добродетелей.

— Я не смогу пойти один.

— С каких пор? — Я насмешливо приподняла брови.

— Ну, со мной собирается Ивар. И я хотел попросить тебя.

— Почему меня?

Артур заёрзал на стуле.

— Со мной никто, кроме тебя не пойдёт, ты же знаешь.

— Так отдай эту работу другим. Я хотела немного отдохнуть и помочь в библиотеке.

— Не могу! Мне надо сделать это!

Я вздохнула.

— Ты единственная, кого я не брошу умирать. И ты лучше всех коммуницируешь с Гончими.

— Видишь? — Я постаралась улыбнуться как можно дружелюбнее. — Ты не останешься один. С тобой будут и Хаосник, и Гончий.

— Группа из шести Гончих, Хаосник, двое Круговых и мы с тобой.

   Я нахмурилась. Мне не нравилось, когда кто-то решал за меня, особенно когда все моё сознание било тревогу, требуя не соглашаться. Но я была искренне удивлена услышанным.

— Ого! Не войну ли ты затеял? Целую армию собрал!

— Тише, прошу. — Артур смотрел умоляюще. — Мне больше некого попросить. Дело стоящее!

  Я встала, взяв в руки полотенце и с невозмутимым выражением лица направилась в сторону дверей душа.

— Гончих поведёт Н’Гунн.

  Я остановилась. Прекрасно понимала, что сейчас Артур подло мной манипулирует, зная о моём интересе. Вот тебе и доверилась! А если посмотреть с другой стороны — возможно, наблюдая за группой Гончих, я смогу понять уклад их жизни и узнать что-то новое для себя. Но внутри все горело в предчувствии опасности.

— Сколько есть времени на размышления? — спросила я, не оборачиваясь. Спиной почувствовала, как Артур торжествующе расправил плечи.

— Двадцать четыре часа. После мы должны будем начать подготовку.

— Я подумаю и сообщу тебе в срок.

Артур встал. Едва не пританцовывая, он направился к двери. Ничего не сказав, он покинул комнату. Я не обернулась.

Горячая вода заструилась по моим волосам, согревая тело и давая возможность расслабиться. Мне сейчас необходимо было успокоиться. С одной стороны, сигналы сознания, которым я безоговорочно доверяла, с другой — бесконечная жажда новых знаний. Именно это двигало и объединяло всех Ловцов — безудержное желание узнать то, что ещё не известно. Вот только Гончими никто, кроме меня, не интересовался. Или они умело скрывали свой интерес. А ведь я была самой юной. Все, кто приходил после меня, погибли на первых-вторых заданиях или, не выдержав тренировок, выбрали забытьё… Быть может, все они прошли через подобный интерес и узнали что-то, о чём предпочитали не распространяться? А может, их жажда знаний не столь велика, как моя? Надо ещё признаться, в первую очередь самой себе, что Н’Гунн был для меня не просто одним из Гончих. Что-то меня к нему тянуло. Может, это его глаза, в которых не было дна, или то чувство тепла и безопасности. Или невероятная скорость и игра мышц под чёрной шерстью. Так восхищается охотник, приручивший зверя себе в помощь, сильным животным. Его ловкостью, первобытной смертоносностью. Да уж, ну и мысли. Хорошо, что у Гончих свой собственный штаб, и они никак не могут узнать, как именно думает об их лидере обнажённая девушка в душе. Ого! Я порой сама себя удивляю, надо же такое закрутить! Пора отдохнуть, если продолжать мыслить в таком ключе, кто знает, куда меня это приведёт. А мне сейчас холодная голова нужна.

   Поставив все размышления на паузу, я закончила свой нехитрый ритуал очищения и отправилась в постель. Я ещё долго не могла уснуть. Когда долгожданный сон уже стал одолевать, мне показалось, что оберег, висевший на стене у изголовья кровати, дрогнул. Я списала это на поступающую дрёму и отдалась сну. Этот оберег не давал моему сознанию отправиться туда, куда ему вздумается, а также защищал его от постороннего проникновения. Ну кому в конце концов придёт в голову вторгаться в сны Ловца в его же собственном штабе?

   Мне снился дурной сон. В нем я увидела Артура, лежавшего на земле в луже собственной крови. Немного поодаль распростерся Ивар с головой, вывернутой под неестественным углом. Н’Гунна и его Гончих нигде не было видно, но я знала, что они все тоже мертвы. А меня саму окатило ощущение необратимости и неминуемой смерти. Я проснулась в холодном поту. Вместо отдыха и свежей головы сон принёс мне чувство подавленности и ещё большей усталости. Я приняла решение идти с ними.

Миссии раздавались ловцам странниками с учётом индивидуальных особенностей каждого. Замысловатые механизмы выдавали погрешности в системе мироздания и предлагали подходящих кандидатов для их устранения. Так же было и с заданиями для группы. Обозначался наиболее подходящий Ловец и выдавались рекомендации по компаньонам. Это были лишь рекомендации, и кандидат, отобранный для этого задания, мог набрать группу по своему усмотрению. Случалось, что он отказывался от миссии, и тогда её предлагали другому. Условия задания и его детали разглашать было не принято. Об этом узнавали уже непосредственно проходя на инструктаж, а обсуждать подробности с непосвящёнными можно было только после завершения.

Ловцы, которых призывали к групповому заданию, должны были сделать выбор только на основании личного отношения к партнеру, что предлагает пойти с ним. Об Артуре шептались, что он не единожды бросал своих на верную гибель. Хотя это были только шепотки, и в полный голос никто ничего не говорил, а уж тем более не бросал ему в глаза, но этому Ловцу никто не доверял и не ходил с ним.

Я получила эту информацию только благодаря свойствам своего сознания. Ведь у меня имелась способность, сконцентрировавшись, не только прикасаться к мыслям других Ловцов, но и считывать информацию с неодушевлённых предметов. Например, стоя у стены, я могла услышать, о чём тут недавно говорили. Это не было уникальным навыком. Практически все это умели, только если другим приходилось для этого напрягаться, то мне это давалось так же легко, как дышать. Иногда я даже слышала то, что не хотела. И это превращалось в проблему. Странники обо всем знали.

Алтариан — тот, что нашёл меня и стал моим наставником, считал, что все это в конце концов может привести меня не туда, где я хотела бы оказаться. В то время, как Иритий, его брат, был уверен, что подобные навыки стоит развивать, а блокировать их — преступление. Они долгими часами спорили на эту тему, хотя решение по этому вопросу было принято уже давно. Иритий уговаривал брата перестать издеваться надо мной и дать мне возможность сделать выбор самостоятельно. Он сокрушался, что не нашёл меня первым. На что мой учитель отвечал ему что-то вроде: «Завидуй молча». Конечно, те разговоры велись на их родном языке, из которого я ни слова не знала, но, благодаря своему расширенному сознанию, понимала смысл. На самом деле блокировки, которые показал мне наставник, уже давно не помогали. Он знал об этом. А я знала, что средства сильнее нет ни у него, ни у кого-либо из Странников. Отдавать меня на попечение своему брату он отчаянно не желал и потому притворялся, что все хорошо. Мне же строго настрого запретил обсуждать это с кем-либо, сказав, что это в моих же интересах. И я понимала, о чём он. Странники — одна из самых старейших рас в мироздании. Они влиятельны и могущественны. Узнай они о том, что я смогла обойти их блокировки, тотчас превратят меня в мышку для исследований. И это в лучшем случае. Все же мне было весьма любопытно, как Алтариан все это скрывает от своего брата и сородичей? А ещё я пришла к заключению, что не так уж и сильно отличаются эти старшие расы от младших. Им также свойственны зависть, корысть и тщеславие. Все эти черты в борьбе за выживание нам дарует мироздание. Быть выше, быстрее, сильнее, умнее.

Небольшое помещение, в котором мы проходили инструктаж, состояло из стен, стола, стульев и менталитического экрана, висевшего на одной из стен. Прелесть этого изобретения в том, что любое существо, наделённое хотя бы крохой мысли, сможет спроецировать эту самую мысль на монитор, для того чтобы поделиться ею с другими. С левой стороны от экрана стоял Странник в сером неприглядном балахоне. Его блеклые глаза без зрачков казались принадлежащими мертвецу. Капюшон с головы был откинут за спину, давая возможность разглядеть лысую голову, обтянутую серой кожей. Носа не было, вместо него виднелось два темных разреза, а под челюстью на шее располагались жабры. Странники походили на земноводных. Их родной мир был полностью покрыт водой с редкими клочками суши. Тяжёлые облака всегда покрывали небо, не давая пробиться свету извне. Эдакий мир постоянно бушующих штормов и ливней на поверхности с невероятно спокойным и освещённым дном. Источником света в глубинах океана служили растения, испускающие холодное серо-голубое сияние. Такой мир и породил разумную расу, которая организовала сложную систему, состоящую из множества звеньев, миссия которой состояла в защите мироздания. Наша штаб-квартира была не единственной. Имелись и другие, где Ловцы — выходцы из других рас. У нас же преимущественно люди. Люди живут не только на Земле, знаете ли…

У дальней стены за нашими спинами стоял Гончий. Тси, мысленно представился он. Увидев его, я была немного разочарована, так как рассчитывала увидеть Н’Гунна. Постаралась спрятать свои чувства подальше, помня об особенностях Гончих. Кажется, успела. Я зыркнула через плечо на Тси. От его движения у меня похолодело внутри. Челюсть, усеянная множеством ровных заострённых, словно шипы, зубов, еле заметно выдвинулась вперёд, обнажая ещё два ряда игольчатых клыков. Несмотря на угрожающий вид, это было похоже на улыбку. Не добрую, как улыбался бы человек, Странник или представитель любой другой разумной расы. Это скорее была усмешка, не сулящая мне ничего хорошего. Я поёжилась и отвернулась. Мне стоило немалых усилий отделаться от чувства, что все глаза Гончего буравят мне спину.

Странник показывал на экране Землю в одной из реальностей. Её пустоши и населённые пункты. Они были огромны! Я и раньше видела мегаполисы, бывала в них. Но каждый раз созерцание невероятного размаха человеческой цивилизации приводило меня в восторг. В этом мире не было ничего искажённого, как могло показаться на первый взгляд. Нам следовало выследить и нейтрализовать колдунью, что своими действиями разрывала реальность. Под нейтрализацией имелось в виду полное отнятие у неё силы и отрыв от эгрегора, который поддерживал её. Работа Ловцов — выследить её. Нейтрализуют цель  Гончие. А Ивар перезапишет её память, и она станет обычным человеком. Скорее всего, будет вспоминать о своей колдовской практике как о нелепом увлечении, в котором у неё ничего не получилось. Ничего сложного, как по мне.

— Зачем столько народу? — озвучила я свой вопрос, после того как Странник закончил. — Тут справились бы и трое. А то и двое. — Я примирительно взглянула на Ивара.

Странник замолчал. «Он что, подбирает слова?» — невольно подумалось мне.

— Опасность заключается не в колдунье, — после паузы ответил Странник. — И не в эгрегоре, что, без сомнения, станет её защищать.  — Видно было, что он готовился к ответу на этот вопрос, но все же слова давались ему с трудом. — На этой планете, в этой реальности, воплотился Рок.

Ивар шумно вдохнул. Спиной я почувствовала, как в углу комнаты шевельнулся Гончий. Артур сидел ровно с серьёзным видом. Из всех присутствующих, похоже, только я ничего не понимала.

— Как это понимать? — Я уставилась на Странника.

— Обрёл материальную форму, сжав своё сознание до крупицы.

— А это возможно?

— Очень редко. Но да.

Тут уже выдохнула я.

Я прочла много трудов на тему подселения в разумное существо. И, вопреки мнению многих, на такое были способны лишь не обладающие огромной силой сознания. Это чаще всего бесы и другие представители низких потоков. Встречались и создания верхних потоков, поступающие так, но тоже с небольшим ресурсом сознания. Демоны, такие, как Ивар, и даже менее сильные или демоны Кругов, которые собирались с нами, могли только нашёптывать, подталкивать. Но если бы такой решил вселиться в человека, мощь его разума в ту же секунду разорвала бы сосуды в голове несчастного.

А тут сжать своё сознание до крупицы… Я никогда не слышала о подобном и даже не читала. Наверное, потому нас идёт так много.

— Мы не знаем, как оно выгладит, — дополнил Странник. — Оно хорошо умеет скрывать себя. И вы не найдёте это, даже если захотите. Встреча возможна лишь, если оно захочет вступить с вами в контакт. Это все, что мы знаем о подобном.

— То есть подобное уже случалось? — У меня на лице появилась кривая улыбка.

Странник на мгновение задумался.

— Это третий на моем жизненном пути.

Тут стоит уточнить, что Странники живут неописуемо долго. Один Странник из них может наблюдать рождение галактики и её упадок, при этом даже не состарившись. Учитывая, что на жизненном пути нашего инструктора только третий подобный случай, можно хотя бы попытаться представить, какая это редкость. И все же до данного момента я и не предполагала, что подобное возможно в принципе. Удивительно, сколько ещё неразгаданных тайн скрывает мироздание?

— Вам не следует взывать к этому существу, — оборвал мои размышления Странник. — Оно невероятно опасно. Поэтому вас идёт так много. Скорее всего, оно будет наблюдать за вами, не вмешиваясь. Но мы слишком мало знаем о подобном, чтобы говорить наверняка.

Покидая помещение, я ещё раз невольно посмотрела на гончего. Он никак не отреагировал. Но чувство, что на меня уставились все его глаза, вернулось. Хоть и ненадолго. Уже из-за закрывшейся двери до меня донеслось мысленное сообщение: «Увидимся, Катюша». Я оторопела. Гончие общались образами без слов. Во всяком случае, никогда ранее — а я сотрудничала с ними чаще других Ловцов — ко мне никто из них не обращался словесно и уж тем более по имени в его ласкательном варианте.

— Что такое? — Ивар осторожно коснулся моей руки. Две пары глаз смотрели на меня с недоумением. Выйдя из состояния оцепенения, я с размаху ткнула Артура в плечо.

— Ты знал, во что меня втягиваешь!

Тот поморщился, потирая руку, но на лице его сияла улыбка.

— Ты только подумай, Катерина! — воскликнул он и уже шёпотом добавил: — Мы увидим живого бога.

— Нам следует молиться, чтобы мы её не увидели, — строго возразил Ивар.

Теперь две пары глаз были обращены к нему, ожидая пояснений.

— Её? — хрипло переспросил Артур.

— Нам нужно поговорить там, где никто не услышит, — сказал Ивар.



Купить (продолжение)

6 комментариев к “Никогда не выбирай

  1. Какое говорящее название у книги. И правда, зачем выбирать, если можно получить обоих?) Очень интересное и чудесное произведение, прочла с удовольствием. Необычные герои, за которыми хочется следить) Эпилог стал решающей каплей, чтобы прочитать следующие книги цикла) Спасибо ?

  2. Немого не мой жанр – я подумала в самом начале но все таки решила глянуть одним глазком. За первым предложением, второе… и вот я уже в середине. Читать легко, автор поясняет значение вещей, с которыми я раньше не сталкивалась. Рискнула и не прогадала. Понравилось, правда мало, хотелось бы еще. Буду читать следующие книги в этом стиле. Мария вам вдохновения!)

  3. Читается легко. Сюжет довольно захватывающий. Порадовало,что постельные сцены описаны красиво, без похабщины. В целом остался доволен. Это первая книга из цикла, который я намерен читать дальше.

  4. Книга просто бомба граната, такое чувство что сама там побывала, прожила все эмоции вместе с героями… иду читать следующих…

  5. Бывает такое – берешь в руки книгу, открываешь на первой странице и понеслась! Это такой случай. Спасибо за труд.

  6. Книга понравилась. Непременно буду читать последующие. Вот прямо сейчас и приступлю!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

три × 2 =